Булярской волости

Перейти к: навигация, поиск

Булярская волость

Булярская волость еще до Генмежевания земель подразделилась на 2 поземельные дачи: 1-я дача д. Кадыровой вместе с другими в Бирском уезде (затем Белебеевский уезд) имела 38 713 дес. всей земли, 2-я - д. Чуракаева с другими селениями в Мензелинском уезде. К Булярской волости относились д. Ахуново, Сафарово, Якшиево, Буляково, Бикабызово, Альметево, Чуракаево, Сеитово, Кадырово, Сынряново (7 деревень в 1-й даче, где, по 7-й ревизии, башкир-вотчинников 293 души, по 8-й - 291 душа, башкир-припущенников по 7-й ревизии - 216, по 8-й - 265 душ, тептярей по 7-й ревизии - 361, по 8-й -497 душ- мещеряков по 7-й ревизии - 48, по 8-й - 63 души (но «никто из них, даже башкиры-вотчинники не имеет крепостных актов»). Однако это не совсем верно. Булярская волость с севера была окружена вотчинами Байлярской, Енейской, Гарейской волостей, с востока - Киргизской, с юга -Юрмийской, с запада - Иректинской волостей. Башкир д. Буляр Булярской волости из д. Сап(ф)ерово, как вотчинник, обращается к царю: «7161 (1658) году марта 5 дня бил челом государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всея Руси, а на Уфе в съезжей избе воеводе Ивану Андреевичу Франзбекову подал челобитную Уфимского уезду Казанской дороги деревни Бюлярские и волости есашной башкирец Бача(р)ко Козяшев, а в челобитной ево написано: платит де он Байсарка государева есаку в Казань по пяти батман меду да по две куницы да на Уфу по десяти куниц на год». Об этом говорится и в родословной Булярской волости, но с другим именем получателя владеной памяти (Айтуган сын Субака). На вопрос, почему башкиры и другие часть оброка платили в Казань, они сами ответили. Оказывается, на некоторые угодья «Казанская губернская канцелярия имела владенную выпись с положением оброку». В жалованной грамоте конца XVII в. указаны ориентиры владе-емой вотчины. «А в той данной им жалованной грамоте написано: «великие государи цари и великие князя Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич в прошлом в 199-м (1691) году пожаловали, указали отдать на оброк башкирцем Уфинского уезду Маметку Бигилдееву с товарыщи в Казанском уезде уфинские рыбные ловли в реке Ику и озера Темошево и Дотпирю, да заводь старицу Сагадан с ыстоками и мелкие озерка, и в Уфинском уезде бортные ухожьи и рыбные же ловли озеро Илюк и от Илюку до Большого озера, от Большого озера до Ику реки и по Ику реке по обе стороны с озерами и истоки впредь бес перекупки, понеже они платят в казну на Уфе по 114 куниц да 21 батману меду, да сверх того им, башкирцам, платить с тех вод в Казани на рыбной двор старого откупу и новой наддачи по 20 руб. на год». По челобитью башкир всех четырех даруг (дорог) грамотой запрещается отдавать пришлым людям башкирские земли. В 7201 (1694) г. грамотой из Приказа Казанского дворца в Москве уфимскому воеводе Д. Н. Головину об ограждении вотчинных прав башкир предписывалось следующее: «В недавних годех на тех их старинных вотчинах и во всяких угодьях поселились пришлые русские люди, и татара, и чуваша, и черемисы, и вотяки, пришед из Казанскаго, из Тобольского и из Кунгурского уездов и из Соловарного городка, чтобы башкирцам от теснения пришлых людей и да столь вконец не раззориться и наших великих государей (Иоанна и Петра Алексеевичей -А. А.), службу и ясаку и всяких податей не отбыть ... и о том дати б им великих государей, грамоту. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б их угодий и земель пришлым людям в оброк и в тягло и в службу отдавать не велел». Как ответ всем тем, кто легко превращает любого припущенника в вотчинника, т. е. в башкира, приводим предписание военного губернатора Оренбургской губернии генерал-майора Н. Н. Бахметева (1798—1803 гг.) от 16 июня 1802 г. кантонному начальнику 11 -го башкантона поручику Султанову: «Жительствующих самовольно на земле, принадлежащей башкирцам Булярской волости, башкирцев же 11-го кантона Енейской волости команды старшины Ильяса Шарипова, а так же байлярцов в 6 дворах; вследствие вашего ко мне представления, что от 17 марта по прошению тех вотчинников булярцов, предлагаю сослать на собственную их землю Енейской и Байлярской волостям подлежащую, и впредь наблюдать, что подчиненные вам башкирцы отнюдь не смели по своевольству своему, оставя собственные земли, поселятся на чужих». Возвращали на места выхода самих башкир, самовольно оказавшихся в чужих волостях. А «своевольство» припущенников находило соответствующую реакцию властей.