Хакимов Сибгат Тазиевич

Перейти к: навигация, поиск
Сибгат Хәким
(1911-1986)

СИБГАТ ХӘКИМ
СИБГАТ ТАЗИЕВИЧ ХАКИМОВ

(1911-1986)
(Сибгат Таҗи улы Хәкимов))

Народный поэт Татарской АССР, Лауреат Государственной премии Татарской АССР имени Габдуллы Тукая, Лауреат Государственной премии РСФСР имени Максима Горького, член Президиума Верховного Совета Татарской АССР, секретарь Союза писателей РСФСР, Участник Великой Отечественной войны 1941–45 годов

Биография

Воспоминания сына

Рафаэля Хакимова, директора Института истории Академии наук Республики Татарстан имени Шигабутдина Марджани

Портрет Сибгата Хакима
1950
Бумага,графитный карандаш

Портрет Сибгата Хакима выполнен художником Байназаром Мустафьевичем Альменовым. Собственность семьи автора. Национальная художественная галерея «Хазинэ».


В Заказанье почвы малоурожайные, больших рек нет, только речушки, да и настоящего леса тоже нет. Нефти нет. Зато эта земля богата духовно. Из Заказанья вышли реформаторы ислама Габдулхалик Курсави и Шигабутдин Марджани, а также такие классики литературы и искусства, как Габдулла Тукай, Галиаскар Камал, Салих Сайдашев, знаменитый политический деятель Садри Максуди, известные предприниматели-меценаты и еще десятки выдающихся личностей.
Он жил в основном в Казани, но душой пребывал в Кулле-Киме. Каждый год он возвращался в деревню на сабантуй и оставался там на лето. Он считал, что в жизни его родной деревни, как в капле воды, отражаются все проблемы человечества.
Перед его глазами стоят иссушенные палящим солнцем поля, он видит, как капли дождя поднимают пыль, а затем наполняют почву влагой. Значит будет хлеб. В его роду все были крестьянами, точнее, даже плотниками. Он оказался «белой вороной», потому что руки у него были маленькие, мягкие ладони не могли держать топор. Его мама по этому поводу сокрушалась:
– Сынок, как же ты себя прокормишь? Видимо, придется тебе ходить по деревням и строчить одежду на швейной машинке «Зингер».
В его род была и другая наследственная черта – чувство справедливости. По преданию, один из его предков в седьмом колене – Мемке был выбран общиной для того, чтобы делить землю. В то время от этого зависела жизнь человека. Он за собой тянул цепь, и по следу делали межу. Тяжелая ноша. Однажды часть земли Кулле-Киме захватили крестьяне из соседней деревни. Мемке лег в борозду и проклял их. Три года у соседей не было урожая. Тогда они сами пришли и, прося прощения, вернули землю. Так гласит легенда.

«Непомерную тяжесть на плечи взвалив,
Был Мемке неподкупен и справедлив,
И, бывало, деля над рекою увал,
Он слезами железную цепь обливал».


Деревенская татарская школа. Феномен. Сколько великих граждан вышло из её стен. У татар не было университетов, они были запрещены в Российской империи. Царская власть боялась просвещенных татар, под чье влияние попадали другие народы. Деревня и была «университетом».
Молодой Сибгат начал сочинять рано. Однажды в Кулле-Киме приехала сестра Аделя Кутуя и заметила в школе талантливого юношу. Она пригласила его в Казань. Так начинающий поэт оказался в доме Кутуя. Затем Педагогический институт, редакция журнала.
Первый его сборник не увидел свет, его рассыпали в типографии. Будучи секретарем комсомольской ячейки, он заступился за Фатыха Карима. Исключили обоих. Фатых Карим оказался в тюрьме, а Сибгата оставили без работы, под присмотром органов. Год он перебивался случайными заработками, а затем в 1938 году вышло постановление ЦК ВКП(б) о перегибах в политике и его восстановили на работе.
Первые значительные произведения были о Габдулле Тукае. Поэма «ПАР АТ (Пара гнедых)», «ШАГЫЙРЬНЕҢ БАЛАЧАГЫ (Детство поэта)» стали знаковыми в предвоенной татарской поэзии. Один из литературоведов сказал про него, что он в поэзию въехал на «Паре гнедых». В зрелые годы, будучи лауреатом Тукаевской и Горьковской премий, он вновь возвращается к Габдулле Тукаю в поэме «КЫРЫГЫНЧЫ БУЛМӘ (Сороковая комната)»:

«Как спутник в космосе, вокруг него витаю,
Тукаю верен – рядом с ним пою!
Как не хватает мне его!
Тоскует сердце.

Всю жизнь, в любом краю, покоя нет.
Оставив нам великое наследство,
Уносят гении особый свой секрет…».


По большому счету никто не писал о Тукае так проникновенно, как он. А истоки очень просты – судьба твоего народа. Выйти из народа, жить вместе с ним и раствориться в нем. Сказать просто, но нелегко прожить такую жизнь.
Удивительными порой бывают судьбы стихов. Есть несколько его песен, ставших народными и «ФАЗЫЛ ЧИШМӘСЕ (Родник Фазыла)» – одна из них.
Во время войны песня «ЮКСЫНУ (Томление)» композитора Шакира Мазитова стала фантастически популярной. Фольклористы нашли 34 её варианта. Люди ждали любимых, родных с фронта, и эта тоска заставляла их вкладывать свой смысл в песню «ЮКСЫНУ (Томление)». А стихотворение было написано совершенно по другому поводу. В редакции газеты, где сам работал, он познакомился со своей будущей супругой Муршидой, которая тоже писала стихи. Поэзия свела их, но однажды они поссорились, а через месяц в газете появились строки:

«Тебя в саду черемуха ждала –
Не дождалась, а лето протекло,
И непогода листья сорвала,
Сырые ветры унесли тепло»
.

Довольно обычная любовная история, но народ во время войны вложил в эти слова совершенно другой смысл – надежду на возвращение с фронта родных. Поэтому часто к авторским стихам добавляли собственные строфы, наполняя их душевной тревогой и ожиданием. Многие до сих пор не подозревают, что у песни есть автор.
В конце 1939 года, когда уже чувствовались грозовые тучи войны, состоялась свадьба, прямо накануне Нового года. Собрались близкие друзья – Муса Джалиль, Адель Кутуй, Хасан Туфан. Их всех вскоре разбросает война. Муса Джалиль окажется в тюрьме «Моабит», Адель Кутуй будет похоронен в Польше, Фатых Карим погибнет при штурме Кенигсберга, а Хасан Туфан проведет 16 лет в лагерях в Сибири.

«Шампанского взрыв. Встает Муса:
Влюбленным чистые небеса…
Горько! Горько!
Как будто в сердце предчувствие горя,
А здесь же плещется радости море.
Горько!».


Он после офицерских курсов сразу попал на Курскую дугу. Из этой мясорубки живыми вышли немногие. Из батальона осталось 9 человек, в том числе контуженный, но живой Сибгат Хаким – командир роты. Всю войну в окопах, на передовой, куда доносилась только немецкая речь. Войну окончил в Молдавии. Затем долгие годы лечения, стихи и поэмы о войне. Всю жизнь его преследовала война – во сне и наяву.br>Молодость, война, а затем памятники, музеи, мемориальные доски, улицы в честь друзей и даже город Джалиль.
У него была своеобразная теория о творчестве поэтов. Он считал, что Пушкин и Лермонтов успели выразить себя. Тукай в неполные 27 лет состоялся как личность. А вот Фатых Карим не успел высказаться. Вместе с ним умерла мысль. В этом есть своя правда. У каждой творческой личности есть свое, отведенное судьбой время. Про себя он сказал, что он уже успел высказаться. Однако писал:

«Как недосказанные матерью слова,
Трава пробилась сквозь могильный камень.
Пробилась, отряхнулась – и живет.
И я живу. И в новом вдохновении
Нет повторений. И трава встает –
Неповторима в каждом поколенье.»


Поэзия – отражение своей эпохи. В татарской поэзии советского периода много политики. Когда нельзя было создавать партии и высказываться открыто в прессе, поэты брали на себя эту миссию.
Сегодня наступили новые времена, тем не менее, он остался в памяти, и для этого есть свои причины. Он с гордостью писал о Казани, Заказанье, родной деревне, республике. Его книги издавались не только в Татарстане, но и Москве. На русском языке выходило книг больше, чем на татарском. Переводили на другие языки. Он писал статьи, не только о литературе, но и о жизни республики. Поэмы составляют целый том. Он награжден орденами, начиная с «Боевого Красного Знамени» и заканчивая орденом «Ленина». Его ценили, но побаивались.
Поэзия не существует вне языка, по большому счету – это стихия языка. Сегодня говорить на татарском считается хорошим тоном, а в те годы за это исключали из партии, гнали с работы. Тем не менее он писал:

«Судьба! Меня лишила ты отца
И матери. Осиротело слово.
Лишь об одном прошу я: до конца
Оставь мне радость языка родного».

Такие стихи не были популярными в официальных кругах, а народ их ждал. Трудно было их публиковать. Тогда он зачитывал их со сцены во время творческих встреч. А в конце вечера пели «ТУГАН ТЕЛ (Родной язык)» Тукая как гимн, как протест и надежду на возрождение культуры.
Он ждал возрождения культуры народа. Ждал напряженно. Возможно, поэтому у него случился инфаркт. Он увидел зарю перестройки. Но когда произошёл взрыв на Чернобыльской атомной станции, сказал: «Жить стало неинтересно». И умер на 75-м году жизни. Если бы он увидел, как открывались татарские школы, то наверняка его дух воспрял бы, а жизнь продолжилась.
Его жизнь и была его творчеством. По утрам он всё это излагал в коротких строфах, мучительно, будто таскал тяжелые камни. Из кабинета слышались стоны. Стихи рождаются в муках, хотя читаются легко, но, чтобы они воспринимались, надо поделиться с людьми частицей сердца.
Еще при жизни возникли два его музея: в 122 школе Казани и родной деревне Кулле-Киме, куда приезжают со всей республики, страны, посещают иностранцы. Там сегодня стоит бюст поэта, а школа носит его имя. Его творчество изучают в школе и университетах, а стихи включены в хрестоматии.
Благодарные казанцы в честь великого поэта назвали улицу в Ново-Савиновском районе.

Творчество

Сибгат Хәким
(1911-1986)

Первые произведения были опубликованы в 1931 году. Отдельным сборником его стихи вышли в 1938 году — «Беренче җырлар (Первые песни)». В 1939—1940 годах вышли его поэмы о Габдулле Тукае. В военные и послевоенные годы он создал ряд произведений о войне, героизме, подвигах на фронтах и в тылу.

  • Поэмы о Габдулле Тукае:
    • «ПАР АТ (Пара гнедых)» (1939)
    • «ШАГЫЙРЬНЕҢ БАЛАЧАГЫ (Детство поэта)» (1940; русский перевод 1947)
    • «КЫРЫГЫНЧЫ БУЛМӘ (Сороковая комната)» (1971)
  • Поэмы о военном подвиге народа:
    • «КУРСК ДУГАСЫ (Курская дуга)» (1948)
    • «ДАЛА ҖЫРЫ (Песни степи)» (1949)
  • Думы о родном Заказанье и Татарстане, о прошлом и настоящем татарского народа:
    • поэма «УРЛӘР АША (Через кручи)» (1967; русский перевод Москва, 1968)
    • поэма «ДӘВЕРЛӘР КАПКАСЫ (Врата времён)» (1974; русский перевод Москва, 1977)
  • Книги публицистики:
    • «ХАЛЫК ЯЗМЫШЫ—ШАГЫЙРЬ ЯЗМЫШЫ (Судьба народа-судьба поэта)» (1979)
    • «САЙЛАНМА ӘСӘРЛӘР (Избранные произведения)» в двух томах (1986)
    • поэма «БАКЧАЧЫЛАР (Садоводы)»
    • поэма «ҮРЛӘР АША (Через кручи)», о строительстве нефтепровода «Дружба»
    • «ДУГА» (о Великой Отечественной войне)
    • сборник поэзии «ЛЕНИН ФӘРМАНЫ БЕЛӘН (По зову Ленина)»
    • сборник поэзии «КҮҢЕЛЕМ ЛЕНИН БЕЛӘН СӨЙЛӘШӘ (С Лениным сердце мое говорит)»
1960 Әнвәр Бакиров Сибгат Хәким «ӘЛМӘТ ТУРЫНДА ҖЫР (Песня об Альметьевске)».jpg

и многие другие, см. «Песни на слова Сибгата Хакима»

Признание

Источники