КАЗАННЫҢ ЯҢА ТАТАР БИСТӘСЕ ЗИРАТЫ (Татарское кладбище в Ново-Татарской слободе Казани)

Перейти к: навигация, поиск
КАЗАННЫҢ ЯҢА ТАТАР БИСТӘСЕ ЗИРАТЫ
Татарское кладбище
в Ново-Татарской слободе Казани


Старейшее мусульманское кладбище Казани


Захоронения известных людей

Шиһабетдин Мәрҗани
(1818-1889)
Габдулла Тукай
Гульсум Болгарская
Энвер Бакиров
Марсель Сәлимҗанов

История

  • Татарское кладбище, созданное одновременно с Арским и действующее до сих пор, функционировало совершенно на других принципах.
    В 1785 году, одновременно с Казанской городской думой, была создана Татарская ратуша, осуществлявшая самоуправление в Старой и Новой татарских слободах.
    Татарская ратуша просуществовала до 1854 года, но в её сохранившемся фонде в Национальном архиве Республики Татарстан мы не нашли дел о кладбище.
    Это, разумеется, не означает, что захоронения на нём производились хаотично.
    Очевидно, татарская община управляла кладбищем неформально, без письменно оформленных решений.
    В 1848 году решением Городской Думы было открыто еще одно мусульманское кладбище - в Адмиралтейской слободе.
    К этому времени в Адмиралтейской и Пороховой слободах жило несколько десятков семей татар, в основном солдат из воинской части при Пороховом заводе и их потомки, работавшие на том же заводе, действовала мечеть.
    К концу XIX века мечетей в Пороховой слободе было уже две.
    Татарское кладбище находилось более чем в 8 километрах от Адмиралтейской слободы и прошение мусульман было удовлетворено.
    В 1875 году у татарских кладбищ, наконец, появился официальный попечитель.
    Как записано в протоколе заседания Городской Думы:
    «…татарское население города, признав желательным иметь при магометанских кладбищах попечителя для заведования хозяйственной частью, составило приговор о приглашении на эту должность Мухаммадзяна Галеева.
    Приговор представлен был Думе».
    Не совсем понятно, о чём идет речь.
    Татарское население Казани не составляло особой общины, которая имела право кого-то выбирать и подавать ходатайства.
    Скорее всего, инициативу проявили татарские купцы - гласные (депутаты) Думы.
    Но так, или иначе, Дума согласилась и купец Мухаметзян Ибнаминович Галеев был избран попечителем 23 октября 1875 года.
    На этой должности он пробыл почти 32 года, подав в отставку в 1907 году.
    Мухаметзян Ибнаминович Галеев был одним из самых известных в Татарской слободе предпринимателей и общественных деятелей.
    Он родился 4 сентября 1832 года в Пороховой слободе Казани в семье отставного солдата.
    Не обучаясь в учебных заведениях, кроме приходского медресе, он был человеком с широким кругозором, хорошо знал русский язык.
    С ранней юности он работал в торговых заведениях, а в 1869 году основал собственную фирму по производству и продаже «азиатской» обуви.
    Предприятие процветало, вскоре у него появились филиалы в Уфе, Ирбите, Троицке.
    Нажитый капитал он вкладывал и в другие предприятия - по торговле пушниной, кожами.
    Жил он в собственном доме, который сохранился на улице Тукаевская, 38.
    Но прославился Мухаметзян Галеев не предпринимательскими талантами, а тем, что создал и построил знаменитое медресе «МӨХӘММӘДИЯ (Мухаммадия)».
    Чаще всего Мухаметзяна Галеева вспоминают в связи с его сыном, знаменитым просветителем Галимджаном Баруди, руководителем медресе «МӨХӘММӘДИЯ (Мухаммадия)», который в 1918-1921 годах был муфтием.
    Всего у Мухаметзяна было четыре сына, все они получили богословское образования в лучших медресе Казани, мусульманских учебных заведениях Турции и Египта.
    Трое из них стали священнослужителями, и лишь один, Газизян 1859 года рождения продолжил предпринимательскую деятельность отца.
    Мухаметзян Галеев был гласным - Депутатом Казанской городской думы всех созывов начиная с 1871 года.
    Как уже говорилось выше, в начале 1907 года он по болезни оставил должность попечителя, а 31 декабря 1908 года умер.
    На какое то время мусульманские кладбища остались без попечителя.
    Как заявил 9 ноября 1908 года на заседании Думы гласный Ахметзян Яхич Сайдашев, «…без заведующего лица на кладбище творятся беспорядки и похищение разных вещей».
    Сайдашев предложил избрать попечителем купца Гильмутдина Ибрагимова, с чем Дума согласилась.
    Но уже через месяц, 9 декабря, Гильмутдин Ибрагимов отказался от должности.
    Лишь в декабре следующего, 1909 года Дума избрала попечителем магометанских кладбищ сына предыдущего попечителя купца Газизяна Мухаметзяновича Галеева, который поставил условием, чтобы в пару с ним был избран помощник - купец Ахметзян Файзуллин.
    Оба они оставались на должностях до 1917 года.
    Мухаметзян и Газизян Галеевы, как видим, были избраны попечителями вполне официально.
    Но о своей деятельности они перед Думой и Управой, в отличии от попечителей Арского и Архангельского кладбищ, не отчитывались, и, вообще, письменных следов их деятельности в архивах почти не осталось.
    Город не получал с Татарского кладбища доходов, но и не тратил на его содержание ни копейки.
    Показательно, что Мухаметзян Галеев считал себя попечителем не только Татарского кладбища, но и других мусульманских некрополей Казани.
    В 1881 году он просил Городскую Думу «о разрешении обнести новым тесовым забором упраздненное магометанское кладбище - речь идёт о старом кладбище, находившемся на месте Пятой городской больницы, чтобы преградить сюда доступ скоту».
    Дума постановила разрешить огородить, «с тем чтобы на этом кладбище не были вновь погребаемы магометане».
    Дважды Мухаметзяну Галееву пришлось отстаивать мусульманское кладбище в Адмиралтейской слободе.
    В 1879 году за его упразднение высказалась санитарная комиссия Городской думы, так как оно «почти ежегодно заливается водой».
    Тот же вопрос поставил перед Думой в 1884 году настоятель Макарьевской церкви Сычов.
    Но Галеев, на заседании Городской Думы 25 апреля 1885 года, сумел предотвратить роковое решение, заявив, что «в Адмиралтейской слободе проживает более 150 мусульманских семейств, другого не затопляемого весенним разливом места в окрестностях слободы нет… Слободское магометанское население по большей части, бедное, было бы крайне затруднено необходимостью носить покойников за 8 верст».
    Кроме того, Галеев заявил, что кладбище содержится в должном порядке и засажено деревьями.
    Городская дума согласилась не закрывать кладбище, взяв с Галеева обещание, что он обратит внимание «на более тщательное зарывание трупов».

Источники