Страдания «теплого ласкового дождика»

Перейти к: навигация, поиск
Ләйсән Үтәшева

Страдания «теплого ласкового дождика»

Лейсан Утяшева родилась 8 июня 1985 года в поселке Раевка Башкирской ССР. В жилах течет татарская, польская, русская кровь. Мастер спорта международного класса по художественной гимнастике. Неоднократный призёр чемпионатов России в отдельных видах многоборья и абсолютном зачете. Обладательница Кубка мира 2001 года.

Ёще не так давно 16-летнюю Ляйсан Утяшеву называли главной надеждой нашей художественной гимнастики. Её, девчушку из скромного башкирского местечка прочили в наследницы внезапно оставшегося без королевы престола. Тогда, помните, несравненные Алина Кабаева и Ирина Чащина из-за употребления фуросемида, находившегося в пищевых добавках, получили годичную дисквалификацию. В сентябре 2001-го Ляйсан (в переводе с арабского «Тёплый ласковый дождик») выиграла Кубок мира. Восход звезды состоялся. Нынешнюю абсолютную чемпионку Европы Веру Сесину она обыгрывала почти по всем видам программы, неоднократно признавалась мисс международных турниров. А всего через год она пережила настоящую трагедию. Сложнейший перелом стопы, сколько операций на обеих ногах и мрачный прогноз врачей: вероятность, что «Тёплый ласковый дождик» снова сможет хотя бы нормально ходить, минимальная. А она вернулась в большой спорт, отвоевала своё место под солнцем, пробилась в сборную страны, которую многие не без оснований называют планетарной. Правда, главные высоты в художественной гимнастике ей так и не покорились. Но Ляйсан ни о чём не жалеет.
- Я слышал, вы попали в художественную гимнастику совершенно необычным образом.
- Случилось это так. Мы с мамой стояли зачем-то в довольно длинной очереди в магазине, и я от нечего делать занималась тем, что гнула пальчики на руке. Возьму большой палец и пригну его к запястью. Там-то меня и увидала тренер Надежда Касьянова, которая тотчас стала убеждать маму, что у меня уникальная гибкость суставов и надо непременно попробовать силы в художественной гимнастике. Мне, в отличие от других девочек, никогда не приходилось заниматься специальной растяжкой – сущим мучением для некоторых. Когда сажусь на ковёр и вытягиваю ногу вперёд, пальцы сами собой касаются пола. У меня от рождения очень высокий подъём ноги. Но, увы, именно эта природная особенность и привела к роковой травме. Из-за такого строения стопы некоторые упражнения вообще не следует делать. Но кто про это знал? Развязка наступила внезапно – даже не на соревнованиях, а на показательных выступлениях в Самаре. На бетонный пол в зале сверху просто положили коврик, я неудачно приземлилась и повредила ладьевидную кость.
- Диагноз определили верно?

Источники

  • В.Васильев «Страдания “теплого ласкового дождика”. Недолгое счастье гимнастки Утяшевой» Спортивная жизнь России, № 4 2008

- Поначалу подумали, что ушиб. Ну и лечение выбрали соответствующее. Однако боль не уходила, а рентген, на который меня регулярно отправляли обследоваться (стопа-то распухла и в норму приходить вовсе не собиралась), как ни странно, никаких патологий не выявлял. Так продолжалось довольно долго. На меня стали коситься и говорить о симуляции. Мало того, начали утверждать, что я работаю тогда, когда в зале появляется главный тренер сборной Ирина Винер. На самом деле, я могла тренироваться, лишь когда мне вкалывали обезболивающие уколы. Врач же сборной вообще старалась не обсуждать тему моих несчастий, убеждая меня в том, что это всего лишь психологический срыв и я просто не могу терпеть боль. Повезло со специалистом, что и говорить. Она твердила так до тех пор, покуда я сама не уверовала в это, начала думать: может, и впрямь у меня слабая воля. Другим девочкам тоже тяжело, но они как-то пересиливают себя.
- И что дальше?
- Пришла пора ехать на Кубок мира в Германию. Накануне Ирина Александровна серьёзно побеседовала со мной наедине, по душам. Сказала, что ещё раз направит меня на обследование, и если оно снова ничего не покажет, то, видимо, я, действительно, психологически не готова к уровню тренировок и нам придётся расстаться. В немецкой клинике вместе с Винер (которой в это время по-хорошему надо было бы быть на соревнованиях) провела четыре с половиной часа.
Тогда и обнаружилось, что ситуация запущена до безобразия: восемь месяцев кряду в стопе было нарушено кровообращение, а сама поврежденная кость пришла в ужасное состояние. Кроме того, врачи убедились, что и с правой ногой у меня не лучше. Из-за того, что я подсознательно перенесла на неё основную нагрузку, косточки стопы стали расходиться, между ними образовалась щель в 16 миллиметров. Словом, срочно требовалась двойная операция.
- Нетрудно представить ваше состояние.
- Удар был сильный, чтобы не сказать шоковый. Я плохо соображала, что со мной происходит, где я. Приговор врачей, мне казалось, был навеян дурным сном. Вот только, как проснуться, не знала. Операцию сделали на родине, в столице. Причём, на обе ноги сразу. Решили, что уж отмучиться, так сразу. Два чудесных хирурга – Сергей Архипов и Сергей Макаров, настоящие профессионалы, которым я безмерно благодарна по сию пору, -проделали поистине ювелирную работу: собрали мою левую ступню почти как мозаичное панно. Раздробленную на кусочки косточку соединили металлическими штифтами. Операция продолжалась четыре часа – вдвое больше, чем планировалось изначально.
- Очевидно, это была не единственная операция?
- Вскоре пробил час ещё одной, и не последней. Лишь во время третьего хирургического вмешательства из ступни, наконец, удалили проклятый штырь. От наркоза решили отказаться: врачи побоялись, что это может оказаться для меня слишком большой нагрузкой. Поэтому сделали небольшой разрез под местной анестезией. От этой операции у меня, конечно, остались самые тяжелые воспоминания. Очень уж больно было. Тогда в голову впервые закралась малодушная мысль: «Боже, зачем мне эти муки, зачем мне эта окаянная гимнастика?». А терзания мои, оказывается, только начинались. Первые пять месяцев не расставалась с костылями, на правую ногу только слегка опиралась.
-Что было самым трудным в этот период?
- Всё. Не приведи кому Господь пережить такое. За это время я без привычного тренинга незаметно набрала лишних шесть килограммов, а это катастрофа для гимнастки. Сбросить их – задача нереальная, поскольку ты ограничена в движении. Назлосвалившимся на меня событиям за этот год я заметно подросла. Стала работать. День начинался с тренировки – с бассейна, где я плавала два с лишним часа под неустанным оком Ирины Родионовны – врача команды по синхронному плаванию, дай Бог ей здоровья. Она из-за меня приезжала на базу в Новогорск, не получая за это ни копейки. Ирина Родионовна придумала для меня и специальную диету – для бедных, как мы шутили. Я перешла на рыбу и овощи. А капустный лист стал моим постоянным спутником – им я заглушала чувство голода. К подругам на сборах у меня была одна просьба – не лакомиться при мне шоколадом и другими яствами, чтобы не возникло соблазна.
-Кто ещё был с вами?
- На суше за меня принялась тренер Наталья Тишина, которая в бытность спортсменкой сама прилично настрадалась из-за травм и хорошо знала, как нужно побыстрее восстанавливаться, не наломав при этом дров. Вот таким триумвиратом мы и двигались вперёд, подпитываясь друг от друга энергией и верой. А рентгеновские снимки продолжали портить нам настроение, наглядно демонстрируя, что никаких реальных изменений к лучшему с моими стопами не происходит. Даже просто подняться на носки и опереться на пальцы ног было невероятно тяжело и больно. Ослабла я, конечно, и устала от этой безнадёжной борьбы с собой, от вопроса, как снова наполнить силой мышцы? И в какой-то момент, вероятно, наперекор всему, у меня неожиданно начали срастаться кости. За этим и остальное пошло на лад. Так, благодаря занятиям спортом, ну и своим усилиям, я начала потихоньку возвращаться к нормальным ощущениям, к нормальной жизни. Тело опять становилось послушным, и душа моя запела – я поняла, что не могу уйти из мира гимнастики, не хлопнув на прощанье дверью. По-хорошему, конечно.
-И вы вернулись в большой спорт?
- Да, перенеся четыре операции, восемь месяцев реабилитации… Наконец, решила выступить на свой страх и риск в чемпионате России. Тогда, кстати, металлический штырь ещё сидел в лезой ноге. Заняла 12-е место. Однако меня в качестве запасной взяли на Чемпионат Европы в Киев. Наивно думать, что Винер тогда всерьёз рассчитывала на меня, полуинвалида. Она просто дала понять, что верит в меня, поддерживает, и я поняла и оценила этот её шаг. Ведь её неустанно убеждали, что я уже никогда не смогу выступать на прежнем уровне. А она целый год позволила мне оставаться в Новогорске.
-А что вы ощущали в тот период?
- Я прекрасно понимала, как выглядела на тот момент. Представьте девочку, которая совсем недавно передвигалась с костылями, которая, к тому же, для гимнастики неприлично поправилась. Больше скажу, лишь спустя несколько лет я узнала, что врачи сразу же объяснили Винер, что я никогда не стану сама собой и даже вряд ли смогу нормально двигаться. О том, что мне по силам окажется переносить нагрузки, которые необходимы для достижения результата, речи вообще не шло. Но я старалась, я тренировалась с одержимостью обреченного человека, и, как я уже сказала, что-то стало получаться. А в 2004 году я пробилась в состав сборной, и мы стали лучшими в Европе. После этого побеждала на крупных международных турнирах в Латвии и Франции.
Но в какой-то момент поняла: чтобы выйти на пик формы к грядущим Олимпийским играм, надо вкалывать ещё больше. Попыталась… Но как только я прибавляла на тренировках, начиналось обострение травм. И я решила – лучше уйти из спорта на своих ногах. Мы с Ириной Александровной однажды после тренировки сели, поговорили откровенно, и она поняла моё состояние и моё решение. При этом она сказала, что готова в любой момент принять меня обратно. Но я уже знала, что этого не случится.
-У вас есть обида на спорт?
- Что вы, я ему благодарна: спорт дал мне очень многое. Я состоялась в нём как личность. Стала работать на телеканале НТВ как ведущая программы «Главная дорога», приняла участие в гимнастическом шоу Лёши Немова «Легенда о спорте», в других интересных проектах. Выступала на сцене с Димой Биланом, ходила по подиуму, демонстрируя модные наряды… Да, вот ещё что… Получила приглашение принять участие в ледовом шоу – в одном из самых популярных у телезрителей. Если всё сложится, увидите меня во всей, надеюсь, красе вместе с известными спортсменами и артистами. Так что уж попереживайте за меня. Думаю, что, не стань я известной гимнасткой, вряд ли мне когда-либо поступили бы такого рода предложения.Не так давно Ляйсан Утяшева в театре «Новая опера» исполнила сольную партию в балете «Болеро» Имперского балета под руководством Гедиминаса Таранды. «Было очень страшно и непривычно, – призналась она. – Я находилась на сцене 40 минут, причём 15 минут сидела практически в неподвижной позе, а затем 25 минут работала на полную катушку. Это очень много, учитывая, что выступление в художественной гимнастике длится полторы минуты. Кроме того, мне надо было показать яркий характер танца, сыграть надменную богиню. Это очень сильная роль по энергетике». Подготовка балета длилась более полугода. Специально для Ляйсан Гедиминас Та-ранда переделал сольную партию балета «Болеро», включив в неё большое число элементов, используемых только в художественной гимнастике. Туда, к примеру, вошли все четыре элемента, названные именем Ляйсан Утяшевой. После премьеры зрительный зал долго не отпускал солистку, аплодируя ей стоя. Если бы они ещё знали, через что пришлось пройти Ляйсан на жизненном пути, её тогда, наверное, нескоро дождались бы за кулисами.

Беседу провёл Виктор ВАСИЛЬЕВ

Источники

  • В.Васильев «Страдания “теплого ласкового дождика”. Недолгое счастье гимнастки Утяшевой» Спортивная жизнь России, № 4 2008