КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красный Бор)

Перейти к: навигация, поиск

КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красный Бор)

Сельсовет, сельское поселение, населённые пункты Татарии

ӘГЕРҖЕ РАЙОНЫ (Агрызский район)

КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красный Бор),
ИСЕРЕК НАРАТЛЫК (Пьяный Бор),
ИСЕРЕК УРМАН (Пьяный Лес),
ТИХОНОВ (Тихоновское)

Административный центр Пьяноборской волости Елабужского уезда Вятской губернии Российской империи и РСФСР

Год 1859 1877 1887 1905 1920 1926 1938
Население, чел. 2 039 1 917 1 917 2 180 2 582 2 057 2 208
Год 1949 1958 1970 1989 1997 2002 2017
Население, чел. 1 926 2 254 1 702 1 588
татары — 23%
русские — 65%
1 576 1 601
русские - 63%

Совхоз «КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красноборский)»

Совхоз Красно-Борского сельсовета Агрызского района Татарии

ТҮБӘН КАМА РАЙОНЫ (Нижне-Камский район)

КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красный Бор),
ИСКЕ ИСЕРЕК НАРАТЛЫК (Старый Пьяный Бор),
ИСКЕ ИСЕРЕК УРМАН (Старый Пьяный Лес)

Деревня Нижне-Камского района Татарии

Год 1762 1795 1858 1870 1884 1896 1906 1913 1920
Население, чел. 83
души
мужского
пола
526
душ
мужского
пола
1 129 1 303 1 407 1 776 1 662 1 946 1 891
Год 1922 1926 1930 1938 1939 1949 1958 1959 1969
Население, чел. 1 370 1 178 1 564 1 270 1 178 1 218 1 127 590 306
Год 1970 1971 1972 1979 1989 1997 2002 2005 2017
Население, чел. 143 208 103
107 48
русские
30 30
  • Культура, образование, медицина, религия и история:
    • «…Проживали фамилии: Чигвинцевы, Мельниковы, Армяниновы, Багдерины, Пономаревы, Миздрины, Сарыгины, Чутковы.
      Вообще, странно - в окружении воды видеть лес. Ну пусть не лес, а его остатки, не до конца вырубленные человеком и не поглощенные водной стихией.
      Это знаменитые Егимские леса. Именно под их сенью и возникло некогда село «КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красный Бор)». До революции оно называлось ИСКЕ ИСЕРЕК НАРАТЛЫК (Старый Пьяный Бор). Но новая власть слово «пьяный» посчитала оскорбительным для сельчан. Есть еще один «КЫЗЫЛ НАРАТЛЫК (Красный Бор)» - на другом берегу Камы, где начинается ӘГЕРҖЕ РАЙОНЫ (Агрызский район), но с потонувшим «Красным Бором» это село в общем-то не связано.
      Точная дата основания «Пьяного Бора» неизвестна. Признанным знатоком его истории считается Иван Дмитриевич Чигвинцев, проработавший много лет директором Мензелинского интерната и преподававший ребятам историю. Он родился в этом селе, скоро будет отмечать 75-летие и помнит многих старожилов и легенды, связанные с малой родиной.
      Одну из них рассказал ему прадед по материнской линии - Федор Зиновьевич Армянинов, родившийся аж в 1835 году и проживший на белом свете без двух месяцев 100 лет. Федор Армянинов - совершенно легендарная личность, отличился в Крымской кампании и был награжден медалью «Герой Шипки». О том, как возник «Пьяный Бор», он якобы узнал от своего прадеда.
      Во времена походов Ермака несколько казаков, спасаясь от погони, схоронились в огромном бору на берегу речки ПОРОСТЬ (Просать). Прежде чем расположиться на ночлег, они вдоволь накушались медовухи, залив водой дупло вековой липы, хранившей дикий мед. Утром операцию повторили. На следующий день - еще раз. Жизнь показалась медом, уходить отсюда никуда не хотелось. Так казаки Вохма, Чигвинец, Седун, Пономарь, Голяк, вырубив лесную чащу, основали селение, получившее название «Пьяный Бор». Сначала казачки разбойничали на Каме, а потом построили лесную пристань и стали заниматься сплавом леса…
      Впрочем, это не единственная версия. Местный краевед Юнус Юсупов приводит и другие. В XVП веке на месте, где возникло селение, камские бурлаки, тянувшие суда по реке, получали расчет и передавали эстафету вятским бурлакам. Ясное дело, на радостях гуляли на полную катушку - отсюда якобы и название «Пьяный Бор».
      А Камский путевой указатель утверждает, что пьянила людей земляника, которой тут тоже вдосталь. Историк же В.Лепешинский считает: одурманивающим свойством обладала не лесная ягода, а липняк, «коий рос в тех местах, и в пору своего цветения обладал способностью пьянить».
      Оригинальную версию выдвинул и Ильгиз Каюмов, предположивший, что русское словосочетание «пьяный бор» может быть калькой с татарского «ИСЕРЕК УРМАН (Пьяный Лес)». Дело в том, что, когда выпадало много снега, молодые деревья не выдерживали и искривлялись под тяжестью, а потом так и вырастали «пьяными». Таких «пьяных лесов» много в мензелинских краях.
      Но как бы там ни было, «Пьяный Бор» рос и разрастался. Согласно третьей царской ревизии, в 1762 году здесь проживали 83 человека мужеского пола, причисленных к разряду "дворцовых крестьян с окладом в 70 копеек". В 1795 году было уже 526 душ, в 1858-м - 1129, в 1906-м - 1662 души. К этому времени в деревне построили пристань, ветряную мельницу, две приходские школы при церкви, две кузницы, кожевенный завод…
      Советскую власть в этих местах встретили равнодушно, коллективизация шла со скрипом. В 1933 году из 292 крестьянских хозяйств 80 так и не вошли в колхоз.
      В связи со строительством Нижнекамского водохранилища было принято решение о плановом затоплении луговых угодий, и в начале 1970-х этот план был реализован - около 24 тысяч гектаров, в том числе принадлежавших колхозу «Луговой», оказались под водой. Несмотря на то, что к мероприятию долго готовились, затопление провели наспех. Так, церковь в «Красном Бору» - уникальное сооружение - не разобрали, а просто разрушили, могильники не перезахоронили, кустарник и деревья не вырубили, что приводит к сильному заболачиванию водохранилища. Уже сейчас по нему затруднено судоходство, а что будет через пару десятков лет…
      Мензелинский край был заселен издревле. Именно здесь обнаружена Деуковская стоянка - еще 100 тысяч лет назад, в эпоху камня, тут уже жили наши далекие предки. Во времена Болгарского ханства здесь проходила «буферная зона», охранявшая государство от набегов воинственных соседей. После присоединения Казанского ханства к России роль пограничников стали выполнять стрельцы.
      Местный люд всегда отличался дерзким, независимым духом. На берегу Камы селились вольнолюбивые казаки, сюда отправлялись в ссылку непокорные польские шляхтичи (созданные ими деревни до сих пор живы), пугачёвцы и прочий разбойничий люд строили здесь оборонительные редуты. Известное Восстание 1682 года, руководимое Саетом Ягфаровым и Телякая мурзой, тоже вспыхнуло неподалеку от Мензели… (мензель - по-арабски стоянка, становище).
      Нынче исторические места, где некогда бурлила жизнь, погребены под водой. Если срочно не предпринять мер, водохранилище превратится в огромное болото
      ».
    • «История «Старого Красного Бора»
      Мензелинский край был заселен издревле. Именно здесь обнаружена Деуковская стоянка - еще 100 тысяч лет назад, в эпоху камня, тут уже жили наши далекие предки. Во времена Болгарского ханства здесь проходила "буферская зона" , охранявшая государство от набегов воинственных соседей.После присоединения Казанского ханства к России роль пограничников стали выполнять стрельцы. Местный люд всегда отличался дерзким, независимым духом. На берегу Камы селились вольнолюбивые казаки, сюда отправлялись в ссылку непокорные польские шляхтичи (созданные ими деревни до сих пор живы), пугачевцы и прочий разбойничный люд строили здесь оборонительные редуты. Ученые считают, что одной из русских деревень, имеющих самую долгую историю в Мензелинском уезде, является Старый Пьяный Бор. Она была основана до 1676 года. Есть несколько легенд, рассказывающих о том , как деревня получила своё название.Одна из них гласит: в17-19 веках возле деревни останавливались плывущие по реке Каме суда, пароходы, здесь менялись бурские команды. Люди,тянущие бурлацкую лямку суден, идущих вниз по течению рекам Белой и Камы, получали здесь расчёт. Судна они передавали вятским бурлакам. Получив здесь деньги, бурлаки пьянствовали, дебоширилии , таким образом само собой возникло название "пьяный" Второе предположение приводится в Камском путеводителе-указателе.Там говорится, что в окрестностных лесах растет в изобилии земляника, которая "опьяняет". Третье предположение липовые леса в пору цветения обладали способностью пьянить. В народе существовали и свои предания. Во времена Ермака несколько казаков, спасаясь от погони, схоронились в огромном бору на берегу речки Прость. Прежде чем расположиться на ночлег, они вдоволь накушались медовухи, залив водой дупло вековой липы, хранившей дикий мед.Уходить отсюда никуда не хотелось.Это знаменитые Егимские леса.Именно под их сенью и возникло некогда село. Так казаки Вохма, Чигвинец,Седун, Пономарь, Голяк, вырубив лесную чащу, основали селение, получившее название Пьяный Бор. Сначала казачки разбойничали на Каме, а потом построили лесную пристань и стали заниматься сплавом леса. Но как бы там ни было, Пьяный Бор рос и разрастался.Согласно третьей царской ревизии, в 1762 году здесь проживали 83 человека мужеского пола, причисленных к разряду "дворцовых крестьян с окладом в 70 копеек".По другому их называли ещё царскими крестьянами, кормильцами царя и других приближенных царской фамилии. В документах Пятой ревизии ( 1795) старопьяноборцы в сословии удельных крестьян. В период проведения ревизии ещё не был принят закон "Учреждения об императорской фамилии". Он был издан в 1797 году.После принятия закона создается Удельное ведомство и ему придаются прежние царские крестьяне.Ввиду того, что во время оформления документов ревизии закон вошёл в силу, деревенских крестьян отнесли к этому сословию. В материалах ревизии деревня зарегистрирована как Сергеевское, Старый Пьяный Бор Пьяноборской волости Удельного имения . Первый молельный дом был построен до 1682 года в честь Сергия Радонежского.Весной того же года мятежники под руководством Саета Ягфарова и мурзы Телякея дошли до левого берега Камы. Решив отомстить за отнятые у них земли, они сжигали находившиеся на их пути помещичьи усадьбы , деревни, где жили их крестьяне. Они захватили Старый Пьяный Бор и унесли с собой церковную утварь: кресты, колокола, евангелиее другие предметы. В 1795 году в деревне построили другую деревянную церковь.Третий храм построили из камня и освятили 1870 году.В самом Старом Пьяном Боре работала земская смешанная школа. Во время межевания, проведенного в 1799 году, за деревенской общиной было закреплено 5548 десятин земли. Из них 2495 десятин занимали пашни, 1500 десятин - луга, 100 десятин - леса, 1380 десятин - неудобья. К концу 19 века жители деревни ввели в сельскохозяйственный оборот 150 десятин подсечных и раскорчеванных земель. Несмотря на это , в населенном пункте немало было крестьян, не имеющих ни надельных земель, ни скотины. В 1913 году 2 хозяйства имели по 40, 8 по 30-40, 33 по 20-30,93 по 15-20,26 по 10-15, 109 по 5-10 десятин земли, в то же время у 17 хозяйств земельный надел состовлял по 3-5 десятин, 16 были безземельными. Кроме занятия земледелием и скотоводством, сельчане успешно занимались подсобными промыслами: содержали пчелосемьи, занимались крашением (180 чел), кузнечным делом (20 чел). В 19 веке была построена ветряная мельница, льняной завод, у Камы - лесная пристань, паром, в 20 веке работала нефтебаза, сенопункт. Советскую власть в этих местах встретили равнодушно, коллективизация шла со скрипом . Коллективное хозяйство в деревне было организовано в 1929 году.Его назвали "Луговой". В 1930 году Коллективизация проходила в сложной обстановке. В 1931 году, прикрепив ярлык кулака, из колхоза исключили 23 крестьян-середняков.Они говоря словами тех времен,были подвергнуты "жестокому налогу", в несколько раз превышающий обычный. В 1934 году 80 хозяйств из 292 оставались единоличными.Но долго плыть против течения, называемого коллективизацией, было невозможно. Одних волны выбрасывали к берегу, называемому колхозом, других - забрасывали в далекие от родных мест края.Но ои один берег не оставался пустым. Сокращение крестьянских хозяйств в годы коллективизации обьясняется именно этим.
    • В связи со строительством Нижнекамского водохранилища было принято решение о плановом затоплении луговых угодий, и в начале 70-х этот план был реализован - около 24 тысяч гектаров, в том числе принадлежавших колхозу "Луговой", оказались под водой.Несмотря на то, чток мероприятию долго готовились, затопление провели наспех. Церковь -уникальное сооружение - не разобрали, а просто разрушили, могильники не перезахоронили, кустарники и деревья не вырубили. Ушедшие в небытиё русские деревни...Сколько их? Какие названия они носили? Кто в них жил? Тихо и незаметно уходят они из нашей памяти. Уходят в полном молчании они из нашей памяти. Уходят в полном молчании, словно провинились перед нами. Только мы не должны похоронить вместе с ними своё детство, молодость, первую любовь и преданность малой Родине. С карты Мензелинского района в 1973 году исчезла деревня Старый Красный Бор и близлежайшие деревни. Здесь давно не слышны голоса жителей , не раздается детский смех, не лают собаки, не перекликаются с утра пораньше петухи . Не мычит деревенское стадо, молчит наковальня в кузнице...Красивейшая местность заросла бурьяном, погребена под водой. Умерли деревни, но остались их жители. Судьба раскидала их по разным уголкам России. "Встреча односельчан" звучит по особому значимо, ведь через много лет происходит радующее душу и трепетное событие - встреча жителей исчезнувших, но не забытой деревни. Отчего же так силён в нас этот кровный зов? - Если Господь у меня перед смертью сознание не отнимет, я буду вспоминать свою родную деревню, маму с тятей, дом наш, русскую печь, полати, где мы детьми спали. Ничего в моей памяти не потускнело, потому что ничего у меня роднее этого нет. - Побываю я на том месте, где моё детство прошло, словно живой воды попью. Здесь какая-то сила животворная осталась. Видимо, надо оказаться здесь, воздуха родного вдохнуть, чтобы ожила в крови та сила духа, какой наши предки обладали. Сколько на их долю горя и страданий выпало! И революция, и коллективизация, и война с фашистами. Всё перенесли, душой не озлобились. - Наши деды, отцы отдавали за эту землю все свои силы. И работали до седьмого пота. И воевали, и умирали. Мой отец говорил, что когда в атаку бежали, кричали «За Родину! За Сталина!», а думали о своей деревне, о близких. За это на смерть шли. А мы не смогли сохранить деревню. Так надо хоть память о ней сохранить. И передать нашим детям и внукам. - Как много работали. Вся жизнь вокруг работы вращалась. А было место и для песни, и для праздника. Было время в церковь ходить. Сейчас душа болит, когда смотрю на эти останки разрушенных церквей. Думаю. Может поэтому и не устояла деревня, что самое святое у крестьян разрушили. Как без этой опоры устоять? Разве бы мы столько перенесли без Божьей-то помощи? Без веры и жизнь стала какой-то незначительной. Общая память о прошлом делает нас едиными. 3 октября 2015 года мы собрались, чтобы почтить память ушедших предков. Чтобы не рвать корней, не сжигать мостов. Чтобы напитать душу целебной благодатью родной земли. Проживали фамилии: Чигвинцевы, Мельниковы, Чутковы, Армяниновы, Багдерины, Пономаревы, Миздрины, Юминовы ,Вохмины, Бушковы.»
  • Сельское хозяйство:
    • Полеводство
  • Промышленность:
  • Известные люди:

Источники